Оспаривание договора цессии должником судебная практика 2019

ВС: Заключение договора уступки требования за две недели до банкротства является нетипичной сделкой

Оспаривание договора цессии должником судебная практика 2019

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-5703 (6), в котором разобрался, мог ли банк за две недели до своего банкротства заключить договор уступки права требования.

25 августа 2017 г. между АО «Русский Международный Банк» и Валентиной Мельниченко был заключен договор, на основании которого к ней перешли право требования к заемщику – компании Риверпинт Холдингс Лтд на сумму около 13 млн долларов США, а также обеспечительные права.

Стоимость уступки составила более 8 млн долларов США, что в рублевом эквиваленте на дату совершения сделки соответствовало около 495 млн руб. В тот же день была произведена оплата: со счета Мельниченко, открытого в этом банке, был произведен перевод в пользу цедента.

А спустя две недели у банка отозвали лицензию.

Полагая, что оспариваемое соглашение об уступке и операция, опосредующая оплату по ней, недействительны, ГК «Агентство по страхованию вкладов» обратилось в суд с заявлением о признании недействительными договора уступки требования, заключенного между должником и Мельниченко, операции по перечислению со счета Мельниченко в пользу должника денег и применении последствий недействительности сделок.

Суды первой и апелляционной инстанций требование удовлетворили. Руководствуясь положениями ст. 61.3 и 189.40 Закона о банкротстве, ст.

170 ГК, они исходили из того, что оплата по соглашению об уступке права была произведена внутрибанковской проводкой (так как счет Мельниченко, с которого происходило списание, был открыт в этом же банке) при наличии картотеки неисполненных платежных документов иных клиентов.

Суды пришли к выводу, что договор цессии и операция по его оплате совершены с целью прикрыть другую сделку – отступное, опосредующее прекращение обязательств банка перед Мельниченко по депозитным договорам при наличии признаков неплатежеспособности кредитной организации. Договор являлся нецелесообразным и нетипичным для банка, так как в результате его заключения он утрачивал ликвидные права требования на сумму, превышающую размер платы за уступку.

Кроме того, сделка была нетипична и для заемщика, досрочно расторгнувшего депозитный договор с потерей процентов для приобретения прав требования к юридическому лицу – нерезиденту. Также сторонами не были приняты меры для перерегистрации залога недвижимости на цессионария.

Суды обратили внимание на то, что цена сделки более чем в два раза превысила 1% стоимости активов должника (более чем 22 млрд руб.), определенной на основе бухгалтерского баланса банка.

Однако суд округа, рассмотрев кассационную жалобу, указал, что вывод о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности является преждевременным.

При этом он сослался на правовую позицию, изложенную в Определении ВС от 8 октября 2018 г. № 305-ЭС16-21459.

Кассация указала, что оплата по цессии совершалась в долларах США, при этом вопрос о наличии картотеки неисполненных платежных поручений, номинированных в долларах США, судами не исследовался и не устанавливался.

Кроме того, суд округа отметил, что, указывая на поступление денег на счет ответчика в связи с досрочным расторжением договоров банковского вклада, суды не исследовали вопрос о потере клиентом суммы процентов и значительность их размера. Он отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил спор на новое рассмотрение. Не согласившись с таким решением, АСВ направило кассационную жалобу в Верховный Суд.

Неравноценность сделки как признак ее недействительностиОспаривание подозрительной сделки на основании неравноценности встречного исполнения

Вынося решение, ВС указал, что согласно разъяснениям абз. 5 п. 8 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» на основании п. 1 ст. 61.

2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения. Стороны такой сделки заведомо рассматривают условие о размере стоимости предоставления контрагента должника как фиктивное, заранее осознавая, что оно не будет исполнено в полном объеме (Определение ВС от 7 августа 2017 г. № 310-ЭС17-4012).

Высшая инстанция указала, что, поскольку деньги сами по себе являются универсальной мерой стоимости, объективно произошедшая трансформация денег в права требования не влечет признания сделки неравноценной (п. 1 ст. 61.

2 Закона о банкротстве), если у клиента банка сохранялись основания полагаться на платежную способность записей по банковским счетам.

В таком случае отсутствует признак заведомого осознания неравноценности денежного предоставления, а произошедшая трансформация находится вне воли лица, намеренного исполнить свое обязательство средствами на счете.

ВС разъяснил применение положений ГК РФ об уступке требованийПленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Однако, отметил Суд, если клиент банка знал или должен был знать о том, что деньги как средство платежа утратили свое назначение, то соглашение об уступке, внешне построенное по модели купли-продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК, абз. 3 п. 1 Постановление Пленума ВС от 21 декабря 2017 г.

№ 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»), изначально не предполагало оплаты, не являлось куплей-продажей, а значит, подлежит оценке исходя из равноценности переданных другу друг прав.

ВС указал, что судами первой и апелляционной инстанций был установлен факт того, что банк в обозначенный период обладал признаками неплатежеспособности. При этом, отметил он, является ошибочным вывод суда округа, сделанный со ссылкой на определение Верховного Суда № 305-ЭС16-21459, о необходимости проверки картотеки в долларах США.

«Даже несмотря на то, что оплата по цессии совершалась в долларах США, для определения признаков неплатежеспособности банка в обозначенный период может быть учтена картотека поручений клиентов, номинированных в иной валюте.

Позиция, на которую сослался суд округа, касается неприменения презумпции выхода платежа за пределы обычной хозяйственной деятельности (п. 4 и подп. 1 п. 5 ст. 189.

40 Закона о банкротстве), что само по себе не затрагивает исследование признаков неплатежеспособности кредитной организации. Данные признаки могут устанавливаться на общих основаниях, в частности, исходя из содержания абз. 37 ст.

2 Закона о банкротстве, определяющего, что под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств», – подчеркнул Верховный Суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что, кроме того, в данном случае платеж оспаривался не отдельно, а вместе с соглашением об уступке. «Даже если бы платеж подлежал квалификации на предмет действительности самостоятельно, к нему все равно не могли быть применены положения п. 2 ст. 61.

4 Закона о банкротстве, поскольку судами первой и апелляционной инстанций установлено, что цена оспариваемого платежа более чем в два раза превысила один процент балансовой стоимости активов должника, в связи с чем совершение платежа в рамках обычной хозяйственной деятельности не исключало бы его из-под режима оспаривания по мотиву предпочтительности (ст. 61.

3 Закона о банкротстве)», – указано в определении.

Суд отметил, что фактически в результате совершения спорных сделок, во-первых, был предотвращен риск неполучения ответчиком остатка с депозита с последующей необходимостью включения требований в реестр, а во-вторых, произошло списание кредитной задолженности заемщика перед банком, что, по сути, указывает на существование общих экономических интересов у цессионария и должника по кредиту, а также на наличие между банком и Мельниченко отношений, результатом которых явилось предоставление последней необоснованных преимуществ по сравнению с иными клиентами кредитной организации.

Таким образом, Верховный Суд определил решение суда округа отменить и оставить в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

В комментарии «АГ» арбитражный управляющий, член ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что знаком с делом: «Будучи немножко знакомым с фактическими обстоятельствами дела, полагаю, что изложенная в рассматриваемом определении позиция Судебной коллегии представляется верной по форме, но ошибочной по сути. Основным мотивом рассматриваемого судебного акта является якобы доказанная неплатежеспособность банка на дату совершения оспариваемой сделки, под которой понимается прекращение исполнения банком части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств».

Алексей Леонов указал, что тот факт, что банк в обозначенный период обладал признаками неплатежеспособности, по мнению Судебной коллегии, установлен судами первой и апелляционной инстанций, в том числе с учетом существования на 22 августа 2017 г. картотеки неисполненных платежных документов.

«Между тем наличие такой картотеки только устанавливает презумпцию неплатежеспособности банка, которая может быть опровергнута путем представления доказательств того, что неисполнение платежных документов не было связано с недостаточностью ликвидности», – посчитал арбитражный управляющий.

Однако, по его словам, суды как правило, уклоняются от детального исследования данного вопроса в каждом конкретном споре, ссылаясь на «мягкую преюдицию» иных обособленных споров в соответствии с Определением ВС РФ № 305-ЭС16-20779(1,3).

Это, по мнению Алексея Леонова, делает возможным манипулирование АСВ доказательствами неплатежеспособности банка и лишает права участников других обособленных споров опровергать их, что создает угрозу нарушения фундаментальных принципов процессуального права, а именно осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом, равноправия сторон и состязательности, а также, в контексте правоприменительной практики ЕСПЧ, права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко назвала решение суда округа достаточно редким, а определение ВС – удивительным. «Судебная практика по делам о банкротстве банков в части оспаривания сделок складывается не в пользу банков.

Как правило, любая сделка, вызывающая подозрение в том, что она совершена с предпочтением в пользу одного или нескольких кредиторов, признается недействительной. Крайне редко кассационная инстанция округа отменяет такие решения.

В данном случае суд округа посчитал недоказанной недобросовестность действий ответчика и предложил суду первой инстанции проверить все обстоятельства еще раз. Решение суда округа не является окончательным по данному спору и поэтому вызывает удивление его отмена Верховным Судом, который очень редко отменяет промежуточные решения по делу.

В конечном итоге возвращение дела на новое рассмотрение не является существенным нарушением прав сторон, а приводит лишь к более тщательному рассмотрению всех доказательств», – отметила Татьяна Проценко.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова указала, что фактически в таких делах ставится вопрос о том, была бы оспариваемая сделка совершена в нормальных условиях, добросовестными участниками оборота в ходе обычной предпринимательской деятельности.

«Иными словами, суды ориентируют на более глубокий подход к изучению спорных отношений сторон, что, с одной стороны, облегчает задачу кредиторам и конкурным управляющим, оспаривающим сделки, но с другой стороны, создает дополнительные риски для должников и их контрагентов», – подчеркнула адвокат.

Дарья Захарова предположила, что АСВ возьмет изложенную позицию «на вооружение» и выводы Верховного Суда будут применяться в других делах о банкротстве банков.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-zaklyuchenie-dogovora-ustupki-trebovaniya-za-dve-nedeli-do-bankrotstva-yavlyaetsya-netipichnoy-sdelkoy/

Обзор Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа

Оспаривание договора цессии должником судебная практика 2019

Обзор документа

Обзор Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа»Рассмотрение споров, вытекающих из заключения, неисполнения илиненадлежащего исполнения договоров уступки права требования (цессии),

признания договоров незаключенными и ничтожными»

Во исполнение пункта 4.1.

3 плана работы Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа на первое полугодие 2007 года коллегия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений, обобщила практику рассмотрения споров, вытекающих из заключения, неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров уступки права требования (цессии), признания договоров незаключенными и недействительными.

В статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

Таким образом, уступка права требования (цессия) — это соглашение о замене прежнего кредитора (цедента), который выбывает из обязательства, новым кредитором (цессионарием), к которому переходят все права прежнего кредитора.

Уступка требования в последнее время широко используется в хозяйственном обороте; применение данного института порождает большое количество арбитражных споров.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — Кодекс) не содержит норм, специально регламентирующих вопросы заключения и исполнения договоров цессии, поэтому очень важное значение имеет выработанная арбитражными судами практика.

На настоящий момент устоявшейся является практика по таким ранее спорным вопросам как действительность договора цессии, не содержащего условия о возмездности сделки; возможность уступки требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства.

Вместе с тем по многим другим вопросам практика арбитражных судов при рассмотрении такого рода споров противоречива.

С целью достижения единства судебно-арбитражной практики в обобщении проанализированы дела, рассмотренные судьями гражданской коллегии за указанный период и приведена правовая позиция Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по конкретным спорам.

За 2006 год судьи коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений, разрешили 30 споров, касающихся соглашений по уступке права требования, за четыре месяца 2007 года (январь — апрель) рассмотрели 14 дел названной категории.

По восьми делам судебные решения пересмотрены в кассационном порядке в связи с неправильным применением арбитражным судом норм материального права, из них по двум делам приняты новые судебные акты, шесть дел передано на новое рассмотрение в связи с тем, что суды не исследовали и не дали оценки всем документам, имеющимся в деле.

1. Признание договора цессии незаключенным

Законодатель не определяет существенных условий для договора данного вида. Согласно пункту 1 статьи 432 Кодекса существенным условием для всех договоров является условие о предмете договора.

В пункте 1 статьи 382 Кодекса установлено право кредитора передать другому лицу требование, принадлежащее ему на основании обязательства.

Из смысла названной нормы следует, что предметом договора цессии является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства.

1.1. Отсутствие в договоре цессии ссылки на обязательство, из которого возникло уступаемое право, делает договор беспредметным, в связи с чем его нельзя признать заключенным.

Закрытое акционерное общество (далее — Общество) обратилось в арбитражный суд с иском к администрации района (далее — Администрация) о взыскании задолженности по оплате услуг по обслуживанию жилищного фонда, оказанных закрытым акционерным обществом (далее — Общество 2). Исковые требования основаны на договоре уступки права (требования), заключенном истцом с Обществом 2.

Суд отказал в иске, сославшись на незаключенность договора уступки права требования вследствие отсутствия в нем условия о предмете.

Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, исходя из того, что статья 382 (пункт 1) Кодекса позволяет кредитору передать по сделке другому лицу право, принадлежащее ему на основании обязательства.

Следовательно, договор цессии должен содержать сведения об обязательстве, из которого у первоначального кредитора возникло уступаемое право. Спорный договор таких сведений не содержит (дело N А43-25372/2005-1-736).

1.2. При уступке требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, договор цессии должен содержать ссылку на период образования задолженности либо на документы, позволяющие определить этот период.

Закрытое акционерное общество (далее — Общество) обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию «Теплоэнерго» о взыскании 1 000 000 рублей долга по договору на отпуск и прием сточных вод, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. Исковые требования основаны на договоре уступки права требования, заключенном истцом с муниципальным унитарным предприятием «Водоканал».

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. При принятии судебных актов суды обеих инстанций исходили из того, что договор цессии нельзя считать заключенным, поскольку в нем не отражены существенные условия, касающиеся предмета договора.

В кассационной жалобе Общество указало на согласованность сторонами предмета договора цессии, содержащего ссылку на номер и дату договора на отпуск и прием сточных вод.

При проверке законности судебных актов суд округа установил, что согласно договору цессии истцу уступлено право требования с должника долга в сумме 2 000 000 рублей. Имеющийся в деле акт сверки расчетов первоначального кредитора с должником свидетельствует о наличии задолженности МУП «Теплоэнерго» перед МУП «Водоканал» на момент заключения договора цессии в сумме 85 502 639 рублей.

Из договора на отпуск и прием сточных вод возникли обязательства длящегося характера. МУП «Водоканал» (первоначальный кредитор), уступая право требования части задолженности, должно было указать период задолженности либо сослаться на счета-фактуры (платежные требования), тем самым конкретизировать долг. Спорный договор цессии не содержит названной информации.

С учетом изложенного арбитражные суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод об отсутствии соглашения сторон по предмету договора и правомерно отказали Обществу в удовлетворении исковых требований.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил судебные акты без изменения (дело N А43-9110/2005-3-251).

1.3. Договор цессии, заключенный от имени цедента неуполномоченным лицом, не создает для первоначального кредитора правовых последствий.

Первоначальный кредитор обратился в арбитражный суд с иском к новому кредитору о взыскании неосновательного обогащения. Иск мотивирован тем, что денежные средства получены ответчиком от должника на основании договора уступки права требования, заключенного от имени цедента неуполномоченным лицом.

Решением суда в иске отказано. Установив факт подписания договора цессии от имени цедента неуполномоченным лицом, суд указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 183 и пунктом 1 статьи 432 Кодекса договор не может считаться незаключенным, а потому правила статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации не применимы к спорным правоотношениям.

Общество обжаловало решение в кассационном порядке. По мнению заявителя жалобы, договор цессии не может служить основанием для перехода его прав к другому лицу, поскольку заключен неуполномоченным лицом — коммерческим директором; Общество впоследствии данную сделку не одобряло.

Суд округа признал обоснованными доводы кассационной жалобы.

Из материалов дела следует, что договор на предмет уступки права требования с должника суммы долга заключен от имени первоначального и нового кредиторов одним и тем же лицом, являвшимся в Обществе-цессионарии генеральным директором, а в Обществе-цеденте — коммерческим директором.

Как установлено судом и не опровергнуто ответчиком, коммерческий директор не обладал полномочиями на совершение сделок по уступке прав другим лицам.

В соответствии со статьей 183 Кодекса при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. Для представляемого такая сделка создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности лишь в случае последующего одобрения сделки.

Доказательства последующего одобрения первоначальным кредитором договора цессии в деле отсутствуют.

При таких обстоятельствах сделка не должна повлечь для истца правовых последствий, то есть нельзя считать истца цедентом в договоре.

Должник исполнил обязательство ответчику, перечислив последнему денежные средства, причитающиеся к оплате истцу. Следовательно, ответчик получил имущество без оснований, установленных законом либо сделкой.

В статье 1102 Кодекса предусмотрена обязанность приобретателя такого имущества возвратить его потерпевшему. Правила названной статьи должны применяться независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Исходя из названных норм права, суд кассационной инстанции отменил решение и принял новое об удовлетворении исковых требований (дело N А28-2495/2006-1449).

2. Признание договора цессии недействительным

Соглашения об уступке права требования должны соответствовать требованиям норм действующего законодательства. В статье 388 Кодекса установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

2.1. Муниципальные унитарные предприятия вправе заключать соглашения об уступке права требования только с согласия собственника имущества.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/23404291/

Как оспорить договор уступки права требования (цессии)

Оспаривание договора цессии должником судебная практика 2019
Перейти

Здравствуйте, друзья.

Сегодня я расскажу Вам очень интересную историю о том, как можно оспорить договор цессии (уступки права требования), по которому Ваш банк продал Ваш долг коллекторскому агентству.

Многие из Вас описывали мне подобную проблему в х. Мне эта тема, как ни странно, знакома с практической стороны, так что о ней я могу говорить долго. Давайте я уточню, зачем вообще нужно оспаривать подобные договоры.

Итак, ситуации, при которых банк может продать долг коллекторам, и которые будут нам интересны, всего две:

  • заемщик не погашает кредит, а банку не интересно взыскивать задолженность в судебном порядке;
  • заемщик просрочил кредит, банк взыскал долг в суде, но судебные приставы по тем или иным причинам не могут исполнить решение.

Начну с первого случая.

В случаях, когда сумма долга относительно невелика (от 10 000 до 300 000 рублей), банкам зачастую легче продать такого должника коллекторскому агентству, чем заниматься самостоятельной судебной работой, задействовать юристов, оплачивать госпошлину, подключать специалистов, ведущих исполнительное производство и, наконец, годами получать копейки, чтобы неизвестно когда закрыть этот долг.

Вместо этого банк собирает сотню таких «плохих» кредитов, и по одному договору цессии продает их коллекторскому агентству. Я думаю, ни для кого не секрет, что «плохие» кредиты уходят из банка с большим дисконтом.

И после такой продажи, банк улучшает свои показатели (резерв), поскольку размер просрочки у него снижается, а коллекторы, как стервятники, набрасываются на должников, и своими, опять же, всем известными методами, пытаются заработать.

И второй случай, на мой взгляд, более интересный.

Опять же, привязываться к сумме не буду, в каждом банке может быть свой регламент. Должник просрочил кредит, банк подал в суд, получил решение, и передал исполнительный лист в службу судебных пристав для принудительного исполнения. Если у должника нет официальных доходов и имущества, судебные приставы не смогут исполнить решение суда, а банк — получить свои деньги.

Поэтому, чтобы снять с себя таких должников, банк сначала отзывает из службы судебных приставов исполнительные листы, а затем продает все это добро коллекторам. Опять же за «шапку сухарей».

Что такое цессия

Поскольку и процесс работы и последствия в обоих случаях будут одинаковыми, я опишу их один раз без привязки к перечисленным выше ситуациям.

Для начала термины. Цессия — это не что иное, как уступка права требования. Она предусмотрена гражданским кодексом РФ, то есть, имеет право на существование.

Если говорить близко к тексту, то смысл цессии заключается в том, что кредитор (банк) имеет право передать принадлежащее ему право требования третьему лицу на основании сделки либо закона.

Закон нас сейчас мало интересует, поэтому я остановлюсь именно на сделке.

В большинстве случаев, банки продают по договорам цессии просроченные потребительские кредиты, поэтому, такие договоры заключаются в простой письменной форме, и не требуют ни нотариального удостоверения, ни государственной регистрации. Причем, важный момент:

Для заключения договора цессии и, соответственно, фактического перехода права требования от банка к коллектору, согласие должника не требуется.

Вот он, ответ на Ваш вопрос: если банк продал Ваш долг, но Вы не получили уведомление, ничего страшного здесь нет. Это укладывается в рамки закона, и не влечет за собой недействительность договора цессии.

А что же делать, если должник не знал о состоявшейся уступке права требования по его кредитному договору и продолжал вносить деньги банку? На этот счет Закон дает четкие разъяснения.

Итак, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий.

Вот она, ответственность нового кредитора (коллектора) за то, что он не уведомил должника об уступке его долга. Не уведомил — сам виноват.

Но не переживайте, если Вы попали в подобную ситуацию, и внесли деньги на свой старый счет в банке, этот платеж (или платежи) Вам обязательно зачтется. Закон так и предусматривает, что исполнение обязательства первоначальному кредитору (банку), несмотря на то, что долг уже был продан третьему лицу, признается исполнением надлежащему кредитору.

Зачем оспаривать договор цессии

Понятно, что свой долг Вы этим не аннулируете. Но, в этом предприятии все же есть положительные моменты. Перечислю их по пунктам. Итак, признав ничтожным договор цессии, Вы:

  • избавите себя от звонков и визитов коллекторов;
  • заставите банк обратиться, наконец, в суд, тем самым, зафиксировав размер долга;
  • поспособствуете возврату исполнительных листов в службу судебных приставов;
  • вернете работу по взысканию с Вас долга в прозрачное и законное русло.

Как оспорить договор цессии (уступки права требования)

Итак, для того, чтобы оспорить, или проще, признать ничтожным договор цессии, нужно всего одно условие.

В кредитном договоре должен быть пункт примерно такого содержания:

кредитор вправе полностью или частично переуступить свои права и обязательства по Договору, а так же по сделкам, связанным с обеспечением возврата кредита, другому лицу без согласия Заемщика.

Если у Вас именно такая формулировка — Вам повезло. Читайте дальше и претворяйте в жизнь мои наставления — у Вас все получится.

Если же Вы найдете в кредитном договоре такую формулировку:

кредитор вправе без согласия Заемщика полностью или частично переуступить свои права и обязательства по Договору, а так же по сделкам, связанным с обеспечением возврата кредита, другому лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковских операций.

Боюсь, шансов оспорить цессию у Вас не будет.

Почему суды признают договоры цессии ничтожными

Теперь обоснование. Дело в том, что банк — это специализированная организация, которая осуществляет свою деятельность на основании лицензии. Иными словами, не каждая организация может выдавать кредиты, проводить операции с безналичными денежными средствами и так далее. Это могут делать только банки. С этим понятно.

Сведения о счетах и вкладах гражданина охраняются Федеральным законом «О банках и банковской деятельности», и за их разглашение предусмотрена ответственность. Но, ответственность эта распространяется только на банки, поскольку предполагается, что у других субъектов подобной информации быть не может.

И получается, что долг купило коллекторское агентство. Естественно, никакой лицензии у него нет. Значит, заемщик при подписании кредитного договора свое согласие на передачу долга в пользу третьих лиц, не обладающих лицензией на осуществление банковских операций, не давал.

А как следует из пункта 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 51 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Опять же, поскольку коллекторское агентство не является специальным субъектом кредитных правоотношений, лицензии на осуществление банковской деятельности не имеет, потому оно не связано обязательствами не разглашать сведения, составляющие банковскую тайну, а значит, и не несет за разглашение этих сведений никакой ответственности.

Вот это обстоятельство и нарушает права заемщика на тайну операций по кредитному договору. А теперь вспомните все те «страшные» истории когда коллекторы забрасывают подъезды листовками, во-первых, оскорбительного содержания, во-вторых, содержащими сведения о заемщике, о его счетах, кредитах и прочей информацией, которая как раз и относится к банковской тайне.

Подведу итог. По общему правилу, право требования из кредитного договора, может быть передано лишь субъектам, осуществляющим банковскую и кредитную деятельность, что возможно только при наличии лицензии. То есть, банк может продать Ваш долг только другому банку. Естественно, если у Вас нет в кредитном договоре приведенной мною оговорки.

Но это, что называется, в двух словах. Вы можете скачать все необходимые документы, нажав на кнопку в конце статьи. А сейчас я расскажу как и что нужно делать, чтобы оспорить договор цессии.

В хронологической последовательности по пунктам:

Вариант 1

  • Вы узнали о том, что банк продал Ваш долг коллекторами;
  • Проверяйте свой кредитный договор на предмет наличия либо отсутствия нужного пункта;
  • Если у Вас нет договора, запросите его в банке;
  • Подавайте в суд исковое заявление о защите прав потребителей (по месту своего жительства, гопошлина не уплачивается).

Вариант 2

  • Вы узнали, что банк продал Ваш долг коллекторам;
  • Коллекторы направили в суд заявление об установлении правопреемства;
  • Готовите возражение на это заявление и подаете в суд;
  • Если у Вас в кредитном договоре нужная формулировка, то все в порядке.

Скачать архив можно здесь:

В архиве Вы получите совершенно незаменимые:

  • образец возражения на заявление о процессуальном правопреемстве;
  • образец искового заявления об оспаривании договора цессии;
  • положительную практику по отспариванию цессии;
  • отрицательную практику по цессии.

P.S. Да, чуть не забыл. Хотел рассказать этот случай в качестве предыстории, но решил опубликовать его в конце.

Дело в том, что с подобной проблемой я столкнулся на практике, когда мой клиент (выступавший в качестве поручителя по кредиту) выкупил у банка долг вместо заемщика. Выкупил, естественно, с хорошим дисконтом и по схеме: Банк — третье лицо.

Но тут само собой возник вопрос: как теперь взыскать эти деньги в порядке регресса, ведь фактически долг выкупило третье лицо, а поручитель как бы и ни при чем.

Первый путь, который пришел в голову был — подача в суд заявления о процессуальном правопреемстве, в результате которого мы планировали от имени третьего лица взыскать долг с заемщика. Нам же все равно, кто именно кредитор. цель — это получить деньги.

И тут, в процессе подготовки заявления в суд, я и наткнулся на описанную выше судебную практику. В нашем кредитном договоре нужной формулировки не было, поэтому в суде нам был бы обеспечен отказ.

В итоге, вопрос я решил иначе, об этом Вы можете почитать в статье: Как избавиться от поручительства и заработать на этом. Но, зато я приобрел бесценный опыт и информацию, которой делюсь сегодня с Вами.

Кстати, если Вам интересно, ни Закон РФ «О защите прав потребителей», ни какой-либо иной нормативно-правовой акт не содержат нормы, на которые ссылается суд.

Ну нет нигде такой формулировки, из которой четко бы следовало, что если в кредитном договоре не предусмотрено право банка продавать долги третьим лицам, не обладающим лицензией, то продавать такие долги банк не имеет права. Это чистая, 100 процентная импровизация Верховного суда РФ.

Прецедент, созданный в пользу заемщиков — физических лиц. А вы говорите, система не работает, права граждан — это миф. Все работает. Тихо, неслышно, не так как нам хотелось бы, но работает.

Удачи Вам в Ваших делах!

Источник: http://projectzakon.ru/kak-osporit-dogovor-ustupki-prava-trebovaniya-cessii.html

Оспаривание договора цессии должником судебная практика 2019

Оспаривание договора цессии должником судебная практика 2019

В октябре г. В феврале следующего года застрахованный автомобиль пострадал в ДТП, и гражданин обратился к страховщику за страховым возмещением. Впоследствии он уступил указанное право требования предпринимателю Андрею Ковалёву по соответствующему договору уступки.

По условиям такого договора цессионарий приобретал в том числе право требовать от страховой компании возмещения ущерба по страховому полису; компенсационной выплаты от профессиональных объединений страховщиков в случае банкротства или отзыва лицензии у страховщика; возмещения ущерба от причинителя вреда.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • An error occurred.
  • Недействительность договора цессии
  • Подборка судебной практики по договору цессии
  • Уступка требования победителем торгов: как избежать ошибок?
  • Можно ли заключать договор цессии при банкротстве должника или кредитора
  • Оспаривание Договора Цессии Должником Судебная Практика 2019
  • ВС: страхователь может уступить право требования возмещения по договору КАСКО
  • Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

An error occurred

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Блокировка счёта, ликвидация компании, договор цессии

В октябре г. В феврале следующего года застрахованный автомобиль пострадал в ДТП, и гражданин обратился к страховщику за страховым возмещением.

Впоследствии он уступил указанное право требования предпринимателю Андрею Ковалёву по соответствующему договору уступки.

По условиям такого договора цессионарий приобретал в том числе право требовать от страховой компании возмещения ущерба по страховому полису; компенсационной выплаты от профессиональных объединений страховщиков в случае банкротства или отзыва лицензии у страховщика; возмещения ущерба от причинителя вреда.

Кроме того, он мог требовать компенсации утраты товарной стоимости, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещения убытков, уплаты неустоек, пени и штрафов, а также у него возникли иные права, обусловленные случившимся ДТП. Впоследствии страховая компания оспорила договор цессии в суде, мотивировав свой иск тем, что Александр Букатов не получил ее согласие на уступку требований по страховке вопреки требованиям договора КАСКО и Правилам страхования.

Районный суд отказал в удовлетворении иска, однако апелляция отменила его решение и признала спорный договор недействительным. Свое определение вторая инстанция обосновала тем, что п.

Андрей Ковалёв подал жалобу в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Суд отметил допустимость уступки требования кредитором цедентом другому лицу цессионарию при ее непротиворечии закону ст.

Согласно п. При этом кредитор цедент не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

Как пояснил ВС, право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. Со ссылкой на п.

Вместе с тем, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной ст.

Кроме того, ВС указал на то, что при признании недействительным всего договора цессии апелляция не учла ст. При повторном рассмотрении спора второй инстанции следует учесть п.

Если условие договора допускает несколько разных вариантов толкования, один из которых приводит к недействительности или к признанию его незаключенным, а другой не приводит к таким последствиям, то, по общему правилу, приоритет отдается варианту толкования, при котором договор сохраняет силу.

Учитывая, что в п. По мнению эксперта, ограничения в договоре на уступку, которые являются основанием для успешного оспаривания такой уступки, могут быть связаны только с неденежными требованиями.

Применительно к ситуации по уступке прав из последствий ДТП по КАСКО к такому неденежному элементу может относиться только возмещение в натуральной форме.

Именно на это обращает внимание апелляции Верховный Суд, предлагая при этом толковать договор в целях его сохранения. В связи с этим Артур Зурабян предположил, что вторая инстанция откажет в удовлетворении требований страховщика, но сделает оговорку о том, что уступка не касается права на возмещение ущерба в натуральной форме, а ограничивается только денежными выплатами.

Адвокат считает, что определение ВС положительно скажется на формировании последовательной судебной практики по цессии денежных требований в судах общей юрисдикции.

По мнению юриста, в определении ВС в очередной раз подчеркнул значимость указанной реформы и усложнение порядка толкования договора в связи с появлением многих правовых нюансов.

Также Анна Сенаторова полагает, что ВС продолжает подталкивать нижестоящие суды к активному применению положений ст.

Как отметила эксперт, Суд также указал, что при толковании договора не нужно забывать основные начала и принципы гражданского права. На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера. В частности, для персонифицированной работы сайта мы обрабатываем IP-адрес региона вашего местоположения.

Судебная практика Гражданское право и процесс. По мнению одного из них, определение последовательно развивает позицию ВС о приоритете сохранения силы договора.

Он также предположил, что при новом рассмотрении дела в удовлетворении требований страховщика будет отказано, но с оговоркой о том, что уступка не касается права возмещения ущерба в натуральной форме, а ограничивается только денежными выплатами.

Другой эксперт полагает, что комментируемый документ свидетельствует о том, что Суд ведет активную работу по обеспечению единства судебной практики, разъясняя нижестоящим инстанциям, как нужно рассматривать спорные соглашения.

Источник: http://listmix.ru/nalogovoe-pravo/osparivanie-dogovora-tsessii-dolzhnikom-sudebnaya-praktika-2019.php

Правовой консультант
Добавить комментарий